Противники
Кофи Аннан

7-й Генеральный секретарь Организации Объединённых Наций (1997—2006)

 

Джордж Сорос

Известный биржевой спекулянт Джордж Сорос

Тед Гален Карпентер
Вице-президент Института Катона
Новости
Конспирология

Противодействие наркопроизводству в современном Афганистане

Оценка эффективности

| Печать |
Максим Старчак   

Наркотики. Сегодня эта проблема стоит в одном ряду с терроризмом, торговлей оружием и людьми.

Прошло более шести лет с начала антитеррористической операции в Афганистане. Политика страны изменилась, но наркобизнес по-прежнему процветает. Цель данной статьи понять, насколько эффективна борьба с этим и злом и есть ли пути ее улучшения.

НАРКОПРОИЗВОДСТВО

В конце 90-х – начале 2000 г. на фоне гражданской войны и деградации экономики, в частности сельского хозяйства, страну постигли сильнейшие за последние десятилетия засухи. Крестьяне в некоторых районах и провинциях потеряли большую часть урожая зерновых. Альтернативным источником дохода в сложившихся условиях стало выращивание опийного мака1.

Таблица 1. Производство опия в Афганистане

 
1997 
199819992000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 
Объемы в метрических тыс. т 2.82.74.63.30.1853.43.64.24.16.18.6
Культивация опия в тыс. га58.41663.674 90.98382.172 7.606 74.0 80.0 131.0 104.0 165.0 193.0 
Число провинций, занятых в наркопроизводстве – – 18 22  23  – 28

 32 (все) 

 26  2821

Источник: Данные докладов ЮНОДК и Министерства по борьбе с наркотиками правительства Афганистана "Afghanistan Opium Survey 2006". N.Y., October 2006.

После падение в 2001 г. режима талибов ухудшилась безопасность на дорогах, были восстановлены местные тарифы и таможенные барьеры. Стремление компенсировать эти потери привело к расширению сети лабораторий по переработке опийного сырья и, соответственно, росту наркопроизводства. Появился миф (поддержанный ООН) о том, что при талибах ситуация была лучше, чем при правительстве Карзая и коалиционных силах. В качестве примера проиводился 2000 г., когда в Афганистане указом мулы Омара было запрещено выращивать опий, после чего в 2001 г. его производство сократилось до 185 т.

В 2004 г. администрация Белого дома и чиновники из Управления ООН по наркотикам и преступности (ЮНОДК) утверждали, что целью талибов было не столько “искоренение наркотиков”, сколько тактическая программа по созданию “искусственного спада в производстве”, которая привела бы к росту цен на героин на мировом рынке. Подобная позиция ООН не состыковалась с докладом ЮНОДК по Пакистану, в котором особо указывалось на отсутствие доказательств по сокращению производства и посевов во время правления талибов.

Действительно производство наркотиков было практически узаконено при режиме талибов, взимавших 10%-ный налог с их производства и продажи. Во многом за счет доходов от наркобизнеса на контролировавшейся талибами территории Афганистана возникла интернациональная сеть, состоящая примерно из 80 опорных баз, тренировочных центров и лагерей по военно-диверсионной и идеологической подготовке боевиков. Производство и контрабанда наркотиков неуклонно росли2. И когда после 11 сентября на "Талибан" обрушилась антитеррористическая коалиция, оказалось, что талибов практически никто не поддерживает – их исламский эмират без подпитки наркоденег рассыпался, а Северный альянс успешно занял Кабул. После американских бомбовых атак и падения "Талибана" афганские крестьяне были вновь готовы возобновить высокодоходную культивацию мака3.

Кроме того, свидетельством эфемерности борьбы с наркотиками в 2001 г. может стать то, что талибы развернувшие довольно впечатляющую кампанию по прекращению производства опиума, отдавали предпочтение, в основном, пропагандистским методам, о чем свидетельствует руководитель секции мониторинга Совета по контролю за наркотиками Ш.М.Мангал: “Мы объяснили фермерам, что пользу от выращивания опиума получают не они, а международная мафия и контрабандисты. Фермеры попали в зависимость от ростовщиков” 4. Сегодня пропагандистские методы не приносят эффекта.

ПРИЧИНЫ УХУДШЕНИЯ

Все чаще высказывается опасение, что наркорынок Афганистана подпитывает терроризм и, следовательно, срастается с ним. На конференции, организованной в Кабуле 7–8 февраля 2004 г., исполнительный директор ЮНОДК Антонио Мария Коста подчеркнул, что деньги наркорынка используются для финансирования криминальных структур, включая террористические, и этот факт подтвержден. По его мнению, “борьба с наркотрафиком приравнивается к борьбе с терроризмом” 5.

При оценке взаимозависимости терроризма и наркобизнеса считалось, что в связи с активными боевыми действиями на юге Афганистана, наркопроизводство из южных провинций страны должно переместиться в северные. Однако этого не произошло. В 2006 г. во всех северных и северо-восточных провинциях было произведено не более 25 % опия6. По данным ООН 50% всех произведенных на севере наркотиков идет на юг, к местам большей террористической активности. Именно в южных районах Афганистана вот уже шесть с лишним лет не прекращается террористическая активность. В провинциях Кандагар, Хельменд, Пактика, Герат, Фарьяб, Гор периодически происходят теракты. Все эти провинции либо сами производят наркотики, либо их производят в соседних районах. Так, в 2006 г. практически во всех провинциях резко возрасло наркопроизводство (на 50%), одновременно число терактов увеличилось в 4 раза7. Отметим также, что теракты участились начиная с 2004 г., то есть с того момента, когда международная коалиция начала расширение своего присутствия за пределы Кабула, получив мандат СБ ООН. Тогда же был отмечен заметный подъем наркопроизводства.

Еще одной причиной, повлиявшей на масштабы увеличения культивирования опия, стала Программа управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев. Несмотря на продолжающиеся акты насилия и сохранение напряженности, ООН продолжает репатриацию беженцев, что, на наш взгляд, ведет к росту преступности и ухудшению социально-экономической ситуации в одной из самых нестабильных стран мира.

Так, с 2002 по 2003 г. включительно на родину в Афганистан вернулось около 3 млн. беженцев, культивирование опия в 2004 г. выросло на 78 %, а его производство – на 24 %. За 2004 – 2005 гг. в Афганистан вернулось еще около 1.6 млн. беженцев, что сразу отразилось на показателях за 2006 г.: посевы мака, по сравнению с 2004–2005 гг., увеличились на 60%, а урожай – на 48–50%, составив 6100 т. Влияние беженцев на наркопроизводство отмечалось и раньше (в конце 80-х – нача-ле 90-х годов) – после афгано-советской войны. Тогда объем производимых наркотиков за пять послевоенных лет увеличился на 110 % и составил в 1994 г. 3400 т. Затем наблюдался некоторый спад и стабилизация (до 2200–2800 т в год), и только в 1999 г. произошел подъем – до 4600 т. Представляется, что это было связано с общими тенденциями в мировой экономике в конце 90-х годов. Рост цен и сокращение покупательской способности, прежде всего в Южной Азии, должно было привести к росту наркопроизводства, что и произошло.

Другой показательный пример. По информации тогдашнего губернатора Бадагшана, в 1989–2001 гг. провинция приняла очень большое количество внутренне перемещенных лиц, преимущественно этнических таджиков. По оценкам провинциальной администрации, в настоящее время население провинции может составлять около 1 млн. человек8. Это сделало Бадагшан одним из лидеров по наркопроизводству в Афганистане9.

Разумеется, среди возвратившихся беженцев есть инженеры, медики, юристы, специалисты в области сельского хозяйства и люди других профессий, которые готовы работать по специальности и внести большой вклад в восстановление страны. Однако нельзя забывать, что заработная плата в Афганистане катастрофически низкая, и не все могут адаптироваться к реалиям современной жизни, что зачастую приводит людей в наркобизнес. Безусловно, проблема беженцев не являтся главной причиной роста наркопроизводства, но ее сщественное влияние очевидно.

Таким образом, за несколько лет Афганистан ста лидером среди всех стран, производящих опийные наркотики ("Золотого полумесяца" – Афганистан, Пакистан, Иран и "Золотого треугольника" – Мьянма, Таиланд, Лаос), – на его долю приходится около 90 % мирового производства. По данным ООН, продажа афганских наркотиков дает приблизительно 50 % реального ВВП страны. Ежегодный оборот оценивается в 30 млрд. долл. Афганистан стал наркогосударством – это неоспоримый факт. 

АФГАНСКАЯ ПОЛИТИКА БОРЬБЫ 

Сразу после прихода к власти правительство Х. Карзая, понимая всю опасность развития наркопроизводства, начало предпринимать различные шаги по борьбе с этим злом. Так, в январе 2002 г. был издан запрет на выращивание опийного мака. (Правда, он не стал аналогом запрета правительства "Талибан".) Однако, если в 2003 г. на доходы от продажи наркотиков жили 1.7 млн. человек, по данным на 2006 г., около 3 млн. афганцев живут на средства, полученные от выращивания опийного мака. Правительство не смогло притормозить развитие наркопроизводства и предотвратить расширение засеиваемых площадей. Это стало свидетельством неэффективности борьбы с наркобизнесом и неверной политики по возращению беженцев.

В феврале 2003 г. было создано Национальное агентство по борьбе с наркотиками, а в апреле издан декрет о денежной компенсации крестьянам, уничтожавшим посевы опийного мака. Тогда же Кабул объявил о начале кампании по ликвидации опийных плантаций. Однако полевые командиры (warlords), поддержанные американцами в их борьбе против талибов и “Аль-Каиды”, стали вкладывать деньги в производство опия, доходы от которого шли на содержание их частных армий10. В результате наркобизнес по-прежнему процветал, а американцы использовали эту ситуацию, чтобы не допустить еще один конфликт.

В этом же году был одобрен План борьбы с наркобизнесом, который предусматривал создание соответствующих институтов (армия, полиция), альтернативное ведение хозяйства, специальные антинаркотические силовые структуры, специальные судебные органы, уничтожение опийного мака, снижение спроса на опий, лечение наркоманов и региональное сотрудничество. В плане также ставилась цель сократить к 2007 г. незаконное производство наркотиков на 70 %, а к 2012 г. полностью искоренить наркоиндустрию.

Пока же заявления о том, что производство будет сокращаться, не подтверждается, число провинций занятых в наркобизнесе не сокращается. Более того, нет ни какой гарантии, что вчерашние свободные от наркотиков провинции останутся такими завтра (см. табл.1). За шесть лет кампании не было практически ни одной провинции, где бы не велось производство наркотиков. В 2006 и 2007 гг. только четыре провинции были "свободны" от наркотиков: Логар, Пактия, Пактика и Панишир. Но можно ли два года считать стабильностью?! Следует отметить, что все четыре провинции расположены в центральном районе, вблизи Кабула, где всегда было много военных. Кроме того, этот район отличается неблагоприятными климатическими и географическими условиями.

Х.Карзай, чтобы побудить производителей и продавцов наркотиков легализовать свою деятельность, объявил всеобщую амнистию тем, кто впредь не будет заниматься ею подпольно. Президент разрешил им инвестировать заработанный прежней преступной деятельностью капитал в экономику страны11. Эта мера могла бы стимулировать экономический рост страны и дала бы толчок к развитию легальной экономики.

Другие действенные методы борьбы – это уничтожение посевов, конфискация товара, а также разрушение лабораторий по переработке опиума в героин. Попытки силовой борьбы с наркотиками начались в 2004 г., ее результаты были весьма скромные: произведено изъятие 80 т опия, уничтожены 75 лабораторий, закрыты несколько наркорынков, в том числе два крупных. Численность афганской национальной полиции около 48 тыс. полицейских, а антинаркотической – 750 человек, предполагается, что эта цифра будет расти12.

Попытки полиции оказать силовое давление на крестьян, выращивающих ма-ковый опий, натолкнулись на активное сопротивление с их стороны. В качестве примера – покушение на высшее руководство сил правопорядка, тогдашнего министра обороны генерала Мохаммада Фахима. Захваты наркобаронов также не имели успеха, поскольку их почти сразу же отпускали в обмен на согласие сотрудничать с новыми кабульскими властями в деле борьбы с террористическими организациями. Это, безусловно, контрпродуктивно, ведет к росту производства наркотиков и финансированию тех же террористических организаций. Уничтожение нарколабораторий не привело к желаемым результатам. В стране действуют сотни мелких и крупных лабораторий по переработке опийного мака в героин. Только на севере Афганистана, который считается относительно стабильным регионом, по данным таджикского Агентства по контролю за наркотиками, размещены свыше 100 подобных лабораторий13.

В конце 2005 г. в Афганистане был утвержден закон о противодействии наркоугрозе. Закон предписывает создание государственной комиссии по борьбе с незаконным оборотом наркотических веществ, определяет уголовные наказания за пособничество наркодельцам в государственных органах. “Закон четко определяет полномочия, функции и ответственность государственных органов в борьбе с наркоугрозой. Я надеюсь, что это поможет нам эффективнее бороться с оборотом наркотиков”, – заявил сразу же после утверждения закона глава афганского антинаркотического ведомства Хабибуллы Кадири14. Министерство внутренних дел Афганистана, изыскивая возможности технического оснащения своих сил, провело переговоры с Министерством обороны США о поставке восьми специально оборудованных вертолетов для “полиции по борьбе с наркотиками”. Кроме того, было создано специальное антинаркотическое ведомство в ранге министерства. Но представители международных организаций, говорят о том, что в постконфликтых регионах, таких как Таджикистан и Афганистан, международные полицейские силы весьма слабо осведомлены о наркоситуации на местах, их личный состав постоянно меняется. Вновь создаваемые силовые структуры слабы и не имеют достаточного опыта борьбы с наркобизнесом. Созданные в Афганистане спецподразделения по борьбе с наркотиками также не способны изменить ситуацию.

Пока полицейские силы малочисленны и как все афганское общество подвержено коррупции. Американские военные пытаются руководить подготовкой личного состава Афганской национальной армии, которая осуществляется усилиями ряда государств. Германия возглавляет работу по подготовке сотрудников Афганской национальной полиции. Но вся эта помощь не решает внутренних проблем афганского общества, что в свою очередь не повышает эффективность афганских спецслужб. Высокий уровень коррупции в силовых структурах осложняет борьбу с наркотиками. Некоторые иностранные наблюдатели обращают внимание на тот факт, что в администрации Карзая плодотворно трудятся крупные наркодилеры15. В результате, дополнительные финансовые средства, направляемые в экономику Афганистана, разворовываются в госструктурах и не доходят до получателя. С другой стороны, недофинансирование проектов приводит к тому, что развития экономики страны и замены выращивания опия другими растениями не происходит. Ни деньги, ни их отсутствие не гарантируют в коррумпированном обществе, в государстве с кризисной экономикой выполнения тех задач, которые стоят перед его правительством.

В октябре 2006 г. подал заявление об отставке глава МВД Али Ахмад Джалали. Этот популярный на Западе политик считается одним из самых непримиримых борцов с наркоторговлей в Афганистане. По его словам, он уходит потому, что слишком много людей во власти причастны к этому бизнесу, и ему ничего не удает-ся с этим сделать16. Некоторые исследователи, ссылаясь на афганские источники, отмечают, что наркокоррупция проникла глубоко в недра Министерства внутренних дел, главную правоохранительную организацию, высшие чиновники которой берут взятки за назначение коррумпированных наркодилеров на влиятельные посты в полиции17.

Высшие афганские чиновники в частном порядке признают, что около 80% служащих Министерства внутренних дел — от местных полицейских начальников до высших чинов — получают доход от наркобизнеса18. Многие командиры связаны не только с представителями местной администрации, но и некоторыми чиновниками центральных государственных структур, порождая невиданную коррупцию. Существенную долю в наркобизнесе имеют и лидеры талибов, в том числе Бен Ладен, которые таким образом финансируют своих вооруженные формирования. По мнению эксперта по Афганистану Виктора Коргуна, с большой долей вероятности можно предположить, что афганские наркодельцы тесно связаны с международной сетью наркомафии.

Не способствуют борьбе с наркобизнесом и низкие темпы восстановления национальной экономики. По данным президента Государственного банка Афганистана Анвара Ахади, объем ВВП страны в 2002 г. вырос на 30%, а в 2003 г. – на 20 %. При этом объем производства в основной отрасли экономики – сельском хозяйстве – после свержения режима талибов увеличился на 60%19. Учитывая влияние наркобизнеса на экономику страны, данные показатели сводятся к нулю. Даже те небольшие деньги, получаемые в обмен на опий, не являются стимулом для отказа от его производства. В 2004 г. правительство Х. Карзая предложило афганским земледельцам 1250 долл. за каждый уничтоженный гектар опийного мака, в то время как скупщики сырья для нарколабораторий – в среднем 16 тыс. долл. за урожай, собираемый с гектара (в этом климате можно получать по два, три урожая в год)20. Таким образом, цена выкупа за уничтожение гектара посевов кажется афганцам слишком низкой, чтобы на нее соглашаться21.

По ценам черного рынка за гектар посевов можно выручить примерно 8 тыс. долл. Для сравнения: заместитель министра труда Афганистана получает всего 50 долл. в месяц. Неудивительно, что число крестьян, занимающихся выращиванием опийного мака, не сокращается, несмотря на все принимаемые меры. В целом цена на опий в Афганистане по сравнению с 2000 г. увеличилась в 2.5 – 3 раза. В то же время с 2003 г. фиксируется перепроизводство наркотических веществ, в результате чего цена на них упала больше чем в 3 раза – с 283 долл. за кг. опия до 86 долл. в 2007 г. Это подтверждается также следующим: и в 2003 и 2006 гг. наркопроизводством были заняты 28 провинций, но в 2006 г., по сравнению с 2003 г., масштабы культивации опия выросли более чем в 2 раза, а производство наркотиков увеличилось на 70% (см. табл 1.). Таким образом, на цену влияют ни объемы изъятий, а избыточное производство. К тому же цена на наркотики и низкие зарплаты стимулируют коррупционные преступления. 



 
Союзники
Пино Арлакки

Бывший Исполнительный директор УНП ООН

Питер Дэйл Скотт

Бывший канадский дипломат и профессор английского языка в Калифорнийском университете города Беркли

Томас Швайх

Томас ШвайхБывший помощник руководителя Бюро по международной борьбе с наркотиками и правоохранительной деятельности Госдепартамента США

Мишель Чоссудовский

Профессор экономики Университета Оттавы, Канада

Генерал Ходайдад

Бывший министр по борьбе с наркотиками Афганистана

Антинаркотическая коалиция
http://www.fergananews.com/ - Международное информагентство "Фергана" 
http://www.ecad.ru/ - Европейские города против наркотиков
http://www.narkotiki.ru/ - "Нет наркотикам" - информационно-публицистический ресурс
http://www.narcom.ru/ - русский народный сервер против наркотиков 
http://fond-gbn.ru/ - Московский фонд "Город без наркотиков"
http:/www.artofwar.net.ru/  - портал, посвященный истории афганских войн
Документы
Официальные отчеты УНП ООН "Afghanistan Opium Survey"
Официальный отчет УНП ООН "Всемирный доклад о наркотиках 2008"

Официальные отчеты УНП ООН "World Drug Report"

Официальный отчет УНП ООН "Illicit Drug Trends in Central Asia", апрель 2008

© 2008 AntiDrugFront.ru Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При использовании материалов сайта, ссылка на AntiDrugFront.ru обязательна.