Противники
Кофи Аннан

7-й Генеральный секретарь Организации Объединённых Наций (1997—2006)

 

Джордж Сорос

Известный биржевой спекулянт Джордж Сорос

Тед Гален Карпентер
Вице-президент Института Катона
Новости
Конспирология

Путь к миру и согласию в Афганистане

определяется позицией, которую займет Россия

| Печать |
Пресс-служба АФ   

Позиции в российском обществе по поводу решения «проблемы Афганистана»

Тема Афганистана является для России болезненной и трудной.

В российском обществе продолжает действовать «афганский синдром» – результат трагического участия советских войск в боевых действиях в Афганистане с декабря 1979 года по февраль 1989 года на стороне правительства Афганистана.

В годы резкого ослабления, а затем и развала СССР, этот десятилетний период получил преимущественно негативные, а нередко и оскорбительные оценки. В их основе лежал формирующийся российский национализм, сторонники которого уже в 1980-е годы стали считать границы РСФСР оптимальными для нового российского государства и рассматривать российское присутствие даже в Средней Азии, не говоря о «далёком» Афганистане, ненужным и вредным для российских «национальных интересов».

 

Российский национализм по-прежнему является ведущей идеологией основной части российских элит, своего рода доктринальным мейнстримом. Однако принципиальная неадекватность этой идеологии задачам сохранения исторического бытия России на сегодня очевидна.

Об этом однозначно свидетельствует не только сам развал СССР, ставший «крупнейшей геополитической катастрофой XX века» (В.В. Путин), но и кризис СНГ, нестабильность на Кавказе, наиболее ярко проявившаяся в конфликте в Южной Осетии в августе 2008 года, стремительное движение Грузии и Украины к вступлению в НАТО, превращение исторической России из сверхдержавы в одну из многих региональных держав.

Прямым следствием реализации доктрины российского национализма в течение последних двадцати лет является глубокая провинциализация жизни в современной России. В итоге, с одной стороны, страна оказалась встроенной в глобальные политические и экономические системы и болезненно зависима от них, что проявляется в воздействии глобального финансового кризиса и других негативных процессов, имеющих свои источники за рубежом, а, с другой стороны, только в последние несколько лет пытается принимать участие в управлении мировыми процессами.

Одним из ярких и наглядных проявлений такой провинциализации стало безразличие российских элит к проблемам географически «далёкого» Афганистана, который в последние десять лет с каждым годом, вопреки географии, опять становится всё «ближе» к Российской Федерации.

Решение проблемы Афганистана на наших глазах вырастает для российской политики в один из ключевых вопросов повестки дня.

С одной стороны, прошедшие семь лет показали, что расчёты на эффективность боннского процесса (реализацию решений Боннской конференции ООН по Афганистану, состоявшейся в декабре 2001 г.) и присутствия иностранных войск и Международных сил содействия безопасности (МССБ, ISAF) не оправдались. С другой стороны, не только у России, но и у других развитых стран и мирового сообщества в целом отсутствуют внятная стратегия и отработанные методы для быстрого восстановления и укрепления раздробленного и охваченного военными конфликтами государства, в котором процветают теневая экономика и наркобизнес, оказывающие дестабилизирующее влияние на ситуацию в обширном регионе.

Таким образом, проблема Афганистана является прямым вызовом для российской международной и социально-экономической политики, поскольку требует от нашей страны выработки эффективных мирополитических решений и ускоренно девальвирует политическую идеологию эгоистического «национального государства» вкупе с экономической идеологией «рынка», которые приняты и реализуются в Российской Федерации и новых странах СНГ с конца 80-х годов ХХ века.

В этой ситуации крайне важным является выявление и формулирование основных позиций и подходов российских элит и общества по отношению к Афганистану.

На сегодня очевидны три различные и несводимые позиции по поводу решения «проблемы Афганистана».

I позиция: Невмешательство 

Эта позиция состоит в том, что афганская политика России должна заключаться в продолжающемся невмешательстве в ситуацию в Афганистане и ограничиваться отдельными акциями гуманитарной помощи и небольшими самоокупаемыми проектами символического значения. Соответственно, России следует и далее признавать необходимость дальнейшего присутствия иностранных войск США, НАТО и международной коалиции на территории Афганистана, поддерживать так называемую войну США и их союзников против терроризма (War on Terror). 

II позиция: Realpolitik 

Основное содержание этой позиции заключается в том, что Россия не в состоянии влиять на происходящее в Афганистане в целом. Более того, уровень этнического противостояния в Афганистане на сегодня таков, что сохранение единого Афганистана представляется практически невозможным. Поэтому необходимо ограничиться тесными отношениями с северными провинциями Афганистана и создавать на их территории буферную зону. В случае дальнейшего ослабления власти в Афганистане следует поддержать разделение Афганистана на два государства – северное и южное – по границам преимущественного проживания различных этнических сообществ. 

III позиция: Создание единого независимого Афганистана с сильным государством 

Представители данной позиции утверждают, что Россия жизненно заинтересована в сильном афганском государстве в его современных границах, с отложенным на неопределённое время решением о признании «линии Дюранда» государственной границей Афганистана. Только мощное единое афганское государство в состоянии ликвидировать наркоэкономику и терроризм и, тем самым, условия для существования транснациональных преступных групп, а также не допустить функционирования иностранных военных баз на своей территории. Только единый и независимый Афганистан сможет обеспечить мир как внутри себя, так и для своих соседей.

Как сформулировал один из экспертов, Афганистан – это сердце Среднего Востока. Если разорвать сердце на две части, погибнет весь организм.



 
Союзники
Пино Арлакки

Бывший Исполнительный директор УНП ООН

Питер Дэйл Скотт

Бывший канадский дипломат и профессор английского языка в Калифорнийском университете города Беркли

Томас Швайх

Томас ШвайхБывший помощник руководителя Бюро по международной борьбе с наркотиками и правоохранительной деятельности Госдепартамента США

Мишель Чоссудовский

Профессор экономики Университета Оттавы, Канада

Генерал Ходайдад

Бывший министр по борьбе с наркотиками Афганистана

Антинаркотическая коалиция
http://www.fergananews.com/ - Международное информагентство "Фергана" 
http://www.ecad.ru/ - Европейские города против наркотиков
http://www.narkotiki.ru/ - "Нет наркотикам" - информационно-публицистический ресурс
http://www.narcom.ru/ - русский народный сервер против наркотиков 
http://fond-gbn.ru/ - Московский фонд "Город без наркотиков"
http:/www.artofwar.net.ru/  - портал, посвященный истории афганских войн
Документы
Официальные отчеты УНП ООН "Afghanistan Opium Survey"
Официальный отчет УНП ООН "Всемирный доклад о наркотиках 2008"

Официальные отчеты УНП ООН "World Drug Report"

Официальный отчет УНП ООН "Illicit Drug Trends in Central Asia", апрель 2008

© 2008 AntiDrugFront.ru Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При использовании материалов сайта, ссылка на AntiDrugFront.ru обязательна.